Михаил Пиотровский «В России такие законы, при которых никакая цензура уже не нужна» | Kolomna-Art

Михаил Пиотровский «В России такие законы, при которых никакая цензура уже не нужна»

M10_Press_Conference_GSB_20140626_Img4

Мы продолжаем серию публикаций с Европейской биеннале современного искусства «Манифеста 10».

В этот раз кочующая выставка впервые проходит в России, а точнее в Санкт-Петербурге. Город, фонд «Эрмитаж XXI век» и Государственный музей Эрмитаж в год своего 250-летия выступили со-организаторами «Манифеста 10». В зданиях Зимнего дворца и Главного Штаба представлены работы 50 современных художников со всего мира.

Выступая на пресс-конференции до открытия выставки основной программы биеннале, генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский особо подчеркнул, что все экспонаты экспозиции были тщательно согласованы с юристами. «Все, что представлено на Манифесте не нарушает законов Российской Федерации. Это единственное условие, которое перед нами ставилось».

Позже директор музея пояснил: «В России есть много законов. В России такие законы, при которых никакая цензура уже не нужна. Соответственно единственным условием, которое было поставлено Манифесте, что все должно соответствовать российским законам. Все соответствует российским законам. Там, где есть вещи, которые возможно могут нехорошо повлиять на детей, стоят соответствующие знаки. Вся Манифеста 16+. Матерных слов тоже нет». Кроме того, как рассказал Пиотровский, организаторам пришлось провести большие биологические и инженерные исследования, поскольку не все инсталляции «соответствовали правилам музейной жизни, музейного климата».

Время культуры на радио «Благо» — 102,3 FM
102,3 FM
 

Однако все предугадать не удалось. На второй день открытия экспозиции в залах Зимнего дворца Михаил Пиотровский уже рассказывал журналистам, что его теперь волнует только одно — «насколько сильно пахнет инсталляция Йозефа Бойса и что с этим делать». В итоге постоянные смотрительницы музея мало довольны сильно пахнущему соседу, а зрители — напротив восхищаются изобретательностью художника. Ведь на железных стеллажах Бойса (инсталляция «Экономические ценности» и «Гипсовый блок») располагаются товары из универмагов ГДР, в том числе продуктовые. И стойкий запах масла или маргарина прекрасно дополняет картину.

Другие экспонаты основной выставки, которые располагаются в Зимнем дворце, по задумке организаторов также должны естественно вливаться в общий смысловой фон окружающих произведений искусства. Так произошло с картиной Герхарда Рихтера «Эма. Обнаженная на лестнице», работой Павла Пепперштейна «Уголовник» и другими, перемещенными из одного контекста в другой, произведениями. Фотографии Ясумаса Моримура воспроизводят рисунки сотрудников Эрмитажа во времена Великой отечественной войны Веры Милютиной и Василия Кучумова. На них показано, что большая часть картин в то время была эвакуирована. Проект японского художника один из примеров того, как участники биеннале откликнулись на призыв организаторов отреагировать на пространство, в которое помещена «Манифеста 10».

Качующая биеннале не случайно каждый раз выбирает новое место проведения — современным художникам важен контекст, в котором проходит выставка. Большая часть работ представляет собой рефлексию на происходящие события в мире и в России. Восприятие города, людей, образов страны выражено в произведениях художников.

Не подготовленному зрителю может показаться, что только аудиоинсталляция Сьюзен Филипс «Круговорот реки (Нева)» (12-канальная запись фортепианной музыки) органично вписалась в пространство Парадной лестницы Нового Эрмитажа с ее мраморными колонами и античными скульптурами. Но настоящие ценители прекрасно помнят, что еще на прошлой Манефесте в Бельгии современное искусство было показано в диалоге с художественным и историческим наследием.

Как нам пояснил художник Алексей Кострома, этот тренд, когда соединяется старое искусство (Эпохи Возрождения и Классическое искусство) с современностью, начался несколько лет назад в Венеции. Куратор биеннале соединил работы классических художников (Палаццо Фатуни) с модерном и современными произведениями. Распятие и рана Христа от копья его вдруг вдохновила на то, чтобы выставить работу Лучо Фонтано, его прорез. «Таким образом идет коммуникация искусства прошлого и сегодняшнего. Ведь изобразительный язык меняется вместе с жизнью. И то, что сегодня кажется дерзким или новым, завтра будет классическим. Поэтому мне кажется, большой разницы между распятием, раной от копья с прорезом Лучо Фонтано, в общем-то  нет. Но в изобразительном или эмоциональном плане та же боль, та же трагедия. Поэтому таким образом соединяются разные века и строятся мосты понимания от одной культуры к другой», — рассказал художник.

«Дело в том, что это уже сложившаяся практика на Западе и поскольку Манифеста — это европейское биеннале, они перенесли такой макет, такой образец сюда. Потому что это помогает людям понимать, принимать новые образы, в новых высказываниях в каких-то вечных проблемах, вопросах», — дополняет куратор выставок современного искусства и фотографии Екатерина Кондранина.

В экспозиции Манифесты в Главном штабе продолжается идея построения художественных и культурных мостов. 14-метровая инсталляция Томаса Хиршхорна «Срез», выполненная по заказу «Манифеста 10», расположена во внутреннем дворике Главного штаба. Обрушившаяся стена дома открывает зрителю содержимое шести квартир, на стенах которых висят подлинники произведений русского авангарда — картины Малевича, Филонова, Розановой. Далее посетителей встречает «Красный вагон» Кабаковых и на верхних этажах здания — полная коллекция полотен Матисса, включая знаменитый «Танец».

Как пояснил Михаил Пиотровский, произведения Матисса переехали из Зимнего дворца насовсем: «Это здание специально реконструировано для того, чтобы здесь висели картины Матисса, Пикассо и импрессионистов» (речь о Главном штабе).

 

Выставка основной программы «Манифеста» продлится до конца октября этого года в залах Эрмитажа в Зимнем дворце и Главном штабе. Подробнее на сайте.