Юрий Аввакумов:  «Называть это музеем стрит-арта все равно, что называть обычную шоколадницу музеем шоколада» | Kolomna-Art

Юрий Аввакумов:  «Называть это музеем стрит-арта все равно, что называть обычную шоколадницу музеем шоколада»

yu-a

Мы начинаем публикации материалов о европейской биеннале современного искусства «Манифеста-10».

В Санкт-Петербурге в рамках параллельной программы европейского биеннале современного искусства «Манифеста 10» состоялась дискуссия на тему «Музей стрит-арта: возможность невозможного». Беседа художников, кураторов, архитекторов и искусствоведов проходила на территорииЗавода слоистых пластиков, где в данный момент разрабатывается архитектурная и ландшафтная концепция Музея уличного искусства в Санкт-Петербурге. Участник разговора, московский архитектор, художник, куратор и экспозиционный дизайнер Юрий Аввакумов высказался на тему возможности построения так называемого музея стрит-арта.

1

Время культуры на радио «Благо» — 102,3 FM

Передача 1.     102,3 FM

 

Передача 2.    102,3 FM

«Если бы  у меня спросили, возможен ли музей стрит-арта, я бы конечно ответил, что невозможен. Невозможно, потому что музей — это институция, которая работает с очень простыми и понятными вещами. Если  я хочу устроить в своем музее выставку не с живым художником, которые приехали и на месте отреагировали на любое политическое явление, а привести вещь Бэнкси сюда, и вот здесь ее экспонировать, я понимаю, что я это не смогу этого сделать. Если какой-то музей в Лондоне попросит привезти работу отсюда, я понимаю, что здесь очень ограниченный набор работ, которые можно транспортировать без ущерба. Я понимаю, что если в нынешнем музее нет штатной позиции реставратора, то это точно не музей. Потому что сама функция музея — это хранить. И как хранить, это очень важный вопрос. Потому что через 3 года, если это все будет храниться так, как это храниться сейчас в настоящий момент, то через 3 года, здесь не только не будет поверхностей, чтобы развиваться, но и не сохраниться ничего. Потому что под открытым небом сохранность действительно эфемерная. Все эти вопросы вроде бы сугубо музейного свойства говорят о том, что действительно такого музея быть не может. И называть это пространство музеем стрит-арта все равно, что называть обычную шоколадницу музеем шоколада, как у нас это любят. Или обычную рюмочную называть музеем водки и так далее. Это все к стрит-арту не имеет отношения еще по одной очень важной причине. Дело даже не в консервации, транспортировке и так далее. Дело еще в том, что стрит-арт, как я его понимаю, очень сильно привязан к месту создания. И это, на мой взгляд, одна из самых важных его характеристик. Вот человек делает искусство в возрасте 12 лет просто у себя за углом, в песочнице, в каком-то конкретном переживаемом месте. И это очень важно. А если его позвали в школу и сказали: «а теперь здесь сделай, пожалуйста, тоже самое». То это не совсем то, а как мне даже кажется, совсем не то. Поэтому когда теряется качество места, происходит потеря генетики. Такого быть просто не может. То есть, это может быть как полигон, мастер-класс, но не музей. И у меня еще один важный вопрос. Вот здесь говорилось, что это «такие клевые ребята, ну такие клевые ребята, что ну совсем у них никакого контроля, такие анархисты». Но как только им сказали: «ребята, мы вам заплатим за проживание и краску дадим, приедете сюда? И все эти анархисты берут и спокойно едут сюда и расписывают чужой, в общем-то капиталистический завод. Это все парадоксальные моменты. Потому что как я слышал, это все должно решаться самими художниками, без кураторов, между собой, по Гамбургскому счету. Должна своя сеть уличных художников существовать, которая может как-то переместиться и накрыть какой-то город, сад, парк и так далее, может быть даже завод. Но так, как это делается сейчас, по сигналу одного человека, который нашел деньги, чтобы помочь… Это тоже для меня вопрос. Поэтому на вопрос: возможен ли музей стрит-арта, я для себя ответил — нет. А возможен ли музей Бэнкси? Я для себя отвечу — да.  У него полно коллекционеров. Мы знаем, между прочим, что его работы отлично документируются. И мне кажется, что это дико важная была бы составляющая для некого музея, чтобы он иначе выглядел, чем просто фабрика со стенами для того, чтобы их расписывать. Если бы существовала некая институция, если бы эта институция была связана с этой сетью, которую я только что упомянул, само-регулируемой сетью уличных художников мира. Если бы эта институция занималась фиксацией того, что на этих улицах происходит. Если бы в случае чего она могла бы привлекать какие-то финансы, чтобы сохранять какие-то углы, фрески, росписи, дома, карьеры. То может быть эта организация, будучи эфемерной и не имеющей какого-то своего дома, может быть она бы существовала вообще просто в интернете. Вот такая организация мне показалась бы гораздо более симпатичной и более действенной, чем просто «привет, ребята, пойдемте все сюда, тут еда и краска!».

Фотографии работ с первой выставки Музея уличного искусства «CASUS PACIS / Повод к миру», которая в настоящее время располагается на территории  Завода слоистых пластиков и будет проходить (по адресу: шоссе Революции, 84) до 15 сентября./Дима Ребус, Илья Гапонов, Илья Камар, Паша, Рустам Qbic, ЧЖНС/

На действующем производстве второй год уличные художники создают свои произведения на стенах объектов завода. В первой выставке недавно оформившегося Музея уличного искусства свои работы представляют 60 художников из России, Украины и других стран. Как подтверждают организаторы, «первоначально выставка была полностью посвящена 100-летию Первой мировой войны, но затем в ней намеренно выдвинули вперёд настоящее, а именно — события на Украине». Важно отметить, что в данной выставке принимают участие не только художники, которые работают только на улице, но и те, кто больше занимается живописью и графикой и впервые попробует себя на уличных поверхностях. К примеру, художник Дима Ребус обычно рисует акварелью. И в рамках этого проекта ему впервые предложили перенести на стену его картину 2009 года «Smile».