Белорусский художник и писатель Юрий Петкевич. | Kolomna-Art

Белорусский художник и писатель Юрий Петкевич.

ZOE_0022-300

Свою творческую карьеру белорусский художник и писатель Юрий Петкевич начал в Москве, где закончил режиссёрские курсы. Юрий показал известному режиссёру Игорю Добролюбову несколько своих картин и рассказов и тот «благословил» молодого художника на обучение в Москве. Там он успешно отучился и в качестве режиссёра снял 15-ти минутную короткометражку по сценарию Геннадия Шпаликова. Это была психологическая мелодрама об одном дне из жизни молодого человека, запутавшегося в своих любовных симпатиях.  После этого Юрий больше времени стал уделять литературе и живописи, в которых и подвизается по сей день.

Сейчас Петкевич живёт на два дома в Москве и в Белоруссии. В Москве Юрий арендует мастерскую, которая соответствует техническим условиям его работы. В частности,  непреложным правилом для художника является не менее, чем 7-ми метровый отход. Многие выдающиеся творцы практиковали подобное. Только так, глядя на холст с большого расстояния, Петкевич пишет свои произведения. К сожалению, во многих московских галереях о таком пространстве можно только мечтать, но художник полагает, что хотя бы небольшая часть его творческого замысла станет ясной зрителю и в таких стеснённых условиях.

При первом же знакомстве с художником ощущается, что понятия материального мира являются для него весьма условными: «Я не смог бы работать за деньги. На такой работе надо переступать через себя, себя предавая и презирая. А предавать себя в творчестве очень опасно: шаг за шагом можно уйти совсем в другую сторону».

К основным источникам своего вдохновения Петкевич относит белорусскую природу. Белорусские туманы, дали, преобладание серо-жёлто-буро-чёрной травы с ярко-зелёными вкраплениями. Именно такой колоратурой, к слову, отличаются многие произведения белорусского художника. Его вдохновляют лица самых обычных людей. Впрочем, с натуры Юрий лишь делает наброски. Он убеждён, что лицо натурщика приобретает неестественно скучное выражение. Наиболее важным для себя он видит момент некоего озарения, когда всего лишь в одном взгляде человека мимолётной искрой проносится вся суть его характера. «Мне важна чистота, естественное выражение глаз. При нарочитом позировании такого никогда не увидишь», — отмечает художник.

В своё время на Петкевича огромное влияние оказало творчество Василия Макаровича Шукшина. Но самым влиятельным источником непрестанного вдохновения является фреска художника Пьеро дела Франческо «Мадонна дель Парто», которую Петкевич однажды увидел в короткометражке Тарковского ещё в студенческие годы.  Сейчас потрясением для Юрия служат образы, которые художник увидел в Минске на выставке икон из собрания Третьяковской галереи и частных коллекций. В частности, икона Бориса и Глеба псковской школы XIV-XV веков. Лики святых на этой иконе напомнили Юрию лица некоторых  из его умерших родственников.  «Я вспоминаю свою двоюродную тётю, которая, почив, улыбалась. Эту же неземную печать я наблюдаю на ликах святых»,  — отмечает живописец. Кажется, что Юрий сам становится чище, применяя такие источники вдохновения в своём творчестве. Эта кажущаяся простота иконописных образов стоит многих усилий для их восприятия. Но художник убеждён, что именно в этих трудах по поиску простых истин и состоит его основная миссия.