Любовь Евстратова — коломенский художник. | Kolomna-Art

Любовь Евстратова — коломенский художник.

photo5

Любовь Евстратова – представитель коломенской школы живописи. Одним из художников, вдохновляющих её в творчестве, стал Сергей Тимофеевич Циркин. Любовь три года прожила в США, прежде чем почувствовала, что её привлекает не неоновая гламурная картинка американской жизни, но нечто другое. Это другое спрятано в неприметных блёклых красках природы средней полосы России.

 

Глядя на картины Евстратовой, с первого же раза видишь продуманную сдержанность в её работах. Складывается ощущение, что своим осторожным сдержанным письмом художница будто следует древней медицинской мудрости «Не навреди!». Действительно, её картины не берут зрителя напором. Сама Любовь часто повторяет, что в её творчестве нет ни намёка на эпатаж, вычурность или желание обратить на себя внимание любой ценой.

 

Вот что художница рассказала о себе:

 

В Коломну я приехала в 1991 году из моего родного Ставрополя. С самого начала Коломна мне приглянулась. Я была очарована умиротворённостью этого городка, неспешным ходом времени. Будто в аквариуме! Сейчас той, старой, Коломны, увы, почти не осталось. В Коломне всё есть для работы. Только здесь я знаю, что именно мне надо сделать, сосредоточиваюсь как-то.

 

Сергей Тимофеевич Циркин очень много значит для меня как человек, художник и педагог. Он такой человек, который, буквально, притягивает к себе интересную молодёжь. Ему всегда интересно что-то новое, сильное, необычное. Он помогает молодым участвовать в выставках. Я вообще о Циркине могу часами говорить. Восхищаюсь его пониманием искусства и всё больше и больше дивлюсь его скромности, непубличности. Он только Искусством живёт. Именно на пленэрах с ним, я тогда почувствовала, как он умеет тонко, трепетно эту ускользающую красоту увидеть.

Циркин мне всегда говорил: “Работа должна не внешним эффектом брать, а чем-то оттуда, свыше, исходящим, от которого ты не можешь уйти”.

Из нехудожников на меня очень сильно повлиял русский философ Иван Ильин, который задаёт вектор моего развития как личности. Он примерно так говорит: Бог создал мир, а художник, глядя на окружающую его действительность, должен обнаруживать присутствие Бога. Если ты будешь вот так ко всему относиться, только тогда твои работы, с таким подходом сделанные, и останутся в истории. Вот это божественное присутствие в работах выдающихся художников есть. Мне и показалось, что важно за внешней формой увидеть это присутствие Бога. Это трудно, но интересно.

Душа художника, находясь в поиске Бога, ищет душу другого человека, зрителя, чтобы этому зрителю рассказать о своих находках. И здесь начинается взаимодействие между художником и зрителем через холст. Трогает ли вас то, что тронуло меня? Станем ли мы с вами, если и не близкими по духу, но хотя бы ищущими?


Мне очень хочется, чтобы моё творчество принесло человеку ощущение тепла, умиротворения. Я не хочу ничего зрителю доказывать. Мои картины должны говорить сами за себя. У меня работы довольно специфические, в них нет ничего от внешнего эффекта. Они очень скромные, сдержанные, блёклые. Мне даже трудно с другими художниками выставляться. Кажется, мои работы будто подавляются. Иногда и самой хочется писать более броско, эффектно, но понимаю, что это уже не будет моим почерком написанная работа. Иногда на пленэрах пробую сделать так же, как другие художники, но потом опять к себе самой возвращаюсь. Наверное, нашла то, что стало моим.