Сны и видения Эдварда Беккермана | Kolomna-Art

Сны и видения Эдварда Беккермана

Edward Bekkerman, In the Beginning, 2008, mixed media on canvas, 170 x 130 cm

В Московском музее современного искусства показывают первую персональную выставку американского художника русского происхождения — Эдварда Беккермана. Живописец побывал «за пределами снов» и теперь приглашает москвичей отправиться вслед за ним, выбрав в качестве тропы абстрактный экспрессионизм.
Новости культуры на Радио «Благо» — 102,3 FM
102,3 FM

Эдвард Беккерман родился в Сочи в 1958 году в семье известного советского скульптора Игоря Беккермана. Еще в подростковом возрасте Эдвард решил посвятить себя искусству и поступил в школу Большого театра, чтобы стать профессиональным танцовщиком. После того, как в 70-е годы семья эмигрировала в США, продолжил обучение в Нью-Йорке. Но травма заставила его оставить балет и направить творческую энергию в иное русло. В изобразительном искусстве Эдвард Беккерман сперва шел по стопам отца, лепил скульптуру, но затем обратился к живописи.

Первые живописные работы Беккермана младшего оказались настолько удачными, что его приняли в Художественную студенческую лигу в Нью-Йорке и предоставили полную стипендию для продолжения обучения. В свое время в этом заведении учились Поллок, Де Кунинг, Ротко и многие другие известные художники. Но Эдвард Беккерман не следовал за успешными предшественниками, а всегда стоял в стороне от мейнстримных течений в искусстве, скрупулезно работая над собственным неповторимым стилем.

Куратор выставки в Москве Александр Боровский, руководитель отдела новейших течений в Государственном Русском музее рассказал корреспонденту ИК, что Беккерман существует «совершенно вне контекста». «Я давно уже пишу и борюсь с такой «типологичностью» современного художника, которые очень одинаково живут от проекта к проекту, и это определяет контент. Потому что надо прыгнуть на 2 метра, на 2,07, на 2,08, чтобы быть замеченным на биеннале, триеннале, где угодно — в Черногории или Венеции. А он [Беккерман] вообще живет абсолютно уединенно, отъединено от этого истеблишмента. И наверное поэтому так простодушно наивно самостоятелен», — подчеркнул куратор.

Первая персональная выставка живописца состоялась в Русском музее в 1994 году. По словам Боровского, тот проект скорее следует воспринимать как данный автору аванс, искусствоведы разглядели в малоизвестном художнике большой потенциал и не ошиблись. На сегодняшний день за плечами у Беккермана несколько музейных и более 20 частных персональных и групповых выставочных проектов. Его работы можно найти в постоянной коллекции Русского музея, Музея миниатюрного искусства в Амстердаме, Московского музея современного искусства и многих известных частных и корпоративных коллекциях по всему миру.

Москва познакомится с работами художника в столь полном объеме впервые. В здании Музея современного искусства на улице Петровка, 25 теперь можно увидеть наиболее развернутую ретроспективу Эдварда Беккермана, которую назвали «За пределами снов». Огромные живописные полотна и графика в смешанной технике за почти 30-летний период творчества художника и все самые известные серии мастера — «Лица и головы», «Ангелы-хранители», «Духи и сны» и совсем новая серия работ этого года под названием «Победы».

В просторных темных залах на третьем этаже выставочного центра на Петровке, 25 в каждом заботливо расставлены скамейки. Огромные по размеру и бездонные по содержанию полотна Эдварда Беккермана действительно требуют вдумчивого и долгого смотрения. Заглядывая в миры подсознания художника зритель может почувствовать отклик и своей внутренней жизни, вспомнить, что где-то он это все уже видел. Может быть во сне?

Работы Беккермана тяготеют к абстракции и те, истории, которые стремится рассказать автор, превращаются в невербальный набор символов и образов. Словно после яркого и насыщенного сна человек не может пересказать сюжет увиденного, так и жизнь на полотнах Беккермана остается по ту сторону от реальности. После пробуждения приснившееся тут же забываешь и приходится снова и снова вглядываться в эту картину-окно, чтобы вновь окунуться в тот загадочный параллельный мир.

Вставку работ Эдварда Беккермана можно успеть посмотреть до 29 ноября по адресу: Москва, улица Петровка, 25 Московский музей современного искусства.

Цитаты из интервью художника корреспонденту радио Благо:

  • «Живопись — такая вещь, которая потребует очень много лет, так же, как и скульптура. Просто столько красок, столько всяких техник, которых можно употреблять в живописи! Она требует очень такой скрупулезной работы мысли, времени. И вот только сейчас после 30 лет я вижу, благодаря этой выставке, какие периоды, какие переходы, как это все развивалось и происходило, и как это идет еще дальше, и дальше, и дальше».
  • «Это выставка очень важная для моей карьеры и вообще для меня. Такая выставка важна для любого художника, для меня особенно, потому что когда-то жил в Москве и всегда хотел привезти свое искусство в Москву. Надеюсь, люди придут и посмотрят, посидят и сами решат, на что они смотрят».
  • «Мне очень важно, чтобы люди открыли свои сердца, когда они смотрят на мои картины. Мне очень хочется, чтобы мои работы проникли в души людей, в сердца людей. Потому что то, что я пишу, это целые рассказы. Это действительно не просто портрет, не просто цветок, не просто натюрморт, это рассказы. Я рассказываю совсем другую теорию того, что мы не видим нашими глазами. Но это не значит, если мы не видим, то это не существует. В этом и прелесть всего этого. Поэтому это — за пределы снов».
  • «Я надеюсь, что мои вещи повлияют на состояние людей. Желательно, конечно, благоприятно. Но может быть по-разному. Потому что «Лица» могут и напрячь немножко людей. Но опять же мои лица — там много автопортретов. И кажется, что это страшные какие-то, но это как Аленький цветочек. Этот монстр, которого в конце концов она полюбила, превратился в прекрасного принца, внутри-то он необыкновенно прекрасный человек, но снаружи он монстр».
  • «Я не могу слышать, когда люди говорят: «О! В живописи невозможно сделать ничего нового. Уже все сделано. Вот объекты, проекты. Все, что хотите, только не это». Я не согласен. Я считаю, что живопись всегда будет жить. Всегда будут какие-то новаторы, которые будут приносить что-то новое. И я надеюсь, что и я один из этих людей».
  • «Я думаю, что это интерпретация, конечно. Очень много моей выдумки, но с другой стороны, кто помнит свои сны до конца? Это не просто так, это хватаешь не просто с воздуха. Наверное, это что-то перерабатывается у нас в нашем подсознании, в не-сознании. И выявляется в какие-то образы, которые я уже создал и которые находятся на полотне. Поэтому я бы и хотел, чтобы люди пришли посмотреть на эти сны, на все эти картины. Что действительно, очень необычная вещь, которая приехала в Москву».
  • «Эту вещь я не могу объяснить, потому что это какой-то транс. И когда меня начинают об этом спрашивать, мне трудно, да просто невозможно [объяснить, как приходит вдохновение]. Я просто считаю, что настоящие художники, которые творят из глубины своей души, мы просто передатчики, просто передатчики какой-то сверх-необыкновенной энергии. Нас просто выбирают, чтобы через нас показать людям, что есть другие реальности, что есть другие миры, что есть все другое. Оно может и по-настоящему живое, только мы этого не знаем. Но мы как передатчики знаем, что оно есть. Я уверен, что то, что я передаю, где-то живет. Оно существует. Просто я хочу показать это окно. Это необыкновенная возможность показать людям то, что я вижу. Согласятся они со мной, понравится им или нет, это уже другая история. Но знаю, что я очень честен в своей передаче».