Там, где начинаются миры | Kolomna-Art

Там, где начинаются миры

Ловыгин1

Фотохудожник Петр Ловыгин рассказал о своем скромном искусстве, желании остаться в истории и страхах перед каждой съемкой.
Идея подготовить интервью с этим автором появилась еще в мае, когда в рамках акции «Ночь в музее» Музей Органической Культуры представил в Коломне серию Петра Ловыгина под названием «Такеши Китано и другие иконы». Несмотря на плотный график съемок в разных уголках планеты, Петр согласился на интервью.

Краткая справка
Петр Ловыгин родился и вырос в Ярославле. После получения архитектурного образования неожиданно для всех поменял сферу деятельности и начал заниматься фотографией. Какое-то время работал вместе с известным писателем Евгением Гришковцом: проиллюстрировал книгу, в качестве режиссера снимал клипы для проекта актера с группой «Бигуди». Шесть лет назад молодого фотографа впервые пригласили на Фотобиеннале-2008. Потом были выставки в разных частях света, в том числе в Китае, Турции, Израиле, Греции, Италии и Франции. На сегодняшний день Петр Ловыгин — известный фотограф и блоггер, выпустил три книги, снял 10 фотографических серий и несколько видеоклипов.

Чисто внешне успех Ловыгина выражен в тех же символах, что и у всех остальных: выставки в Москве и заграницей, персональные книги, публикации в СМИ. По форме все то же самое, но если обратиться к содержанию и внимательно рассмотреть, что происходит в творческой вселенной самого автора, то вы будете как минимум удивлены. Воображаемый мир Петра Ловыгина наполнен придуманными героями, нереальными сюжетами в неизвестном пространстве и времени.

В 2005 году фотохудожник создал волшебный мир под названием «костарика». В нем обитают Волк-Изумрудное сердце, его верный друг Одномубогу, Гениальный Пес. Наряду с ними Ловыгин поселил в своем мире Такеши Китано, БГ, Сатья Саи Бабу и Луи Армстронга. И скорее всего это еще не полный список жителей той волшебной страны, где «жирафы гуляют рядом с церковью Покрова-на-Нерли, а неизвестная девушка мчится на велосипеде по древнерусским равнинам»…

Беседуя с нашим героем удалось составить портрет фотохудожника Петра Ловыгина из отдельных характеристик. Получился своего рода набросок из утверждений самого фотографа, который мы и предлагаем вашему вниманию.

 

 

Время культуры на радио «Благо» — 102,3 FM

102,3 FM

Петр Ловыгин не уходит от реальности

«Я не знаю, как делали остальные, кто создавал подобные параллельные миры, Джанни Родари, Носов, Грин и так далее, но я абсолютно нормальный адекватный человек, я знаю, сколько стоит кефир или хлеб в магазине, какой курс евро, у меня абсолютно нет никакого отрыва от реальности. Я в курсе всего происходящего. И в общем-то, меня здесь абсолютно все устраивает.

Я не могу назвать какую-то причину, по которой я вдруг начал придумывать миры. Но это просто такой своеобразный путь, я не могу сказать, что он начат, чтобы сильно отличаться о остальных. Но я все равно понимаю, что он к тому и приведет, что ты будешь делать нечто особенное, что не похоже на основную массу фотохудожников».

Петр Ловыгин предпочитает вести своего зрителя, а не следовать за ним
«Мне легче навязать ему что-то, чем его понять. Пусть я лучше буду «законодателем (назовем это в кавычках) мод». А что касается ожиданий публики, то страх, что сейчас сделаешь хуже, появляется абсолютно перед каждой съемкой. А хуже делать нельзя. Нужно только лучше-лучше-лучше. И все эти мысли очень давят на тебя. Ты можешь каким угодно авторитетом обладать, все равно будешь испытывать этот страх, и как раз вот этот авторитет и будет на тебя давить.

То, что я сделал до этого момента, до начала съемки, все равно уже никто не отнимет. Но мы живем в очень стремительное время, когда очень стремительно съедается все твое прошлое. Ты можешь работать в течение года над каким-то проектом, который будет просмотрен зрителем за 1,5 минуты. Все! Сейчас все это есть, но когда-то все мои серии прошли такой же путь, когда были просмотрены за те же самые 1,5 минуты».

Петр Ловыгин хочет знать, что его творчество востребовано
«Важно понимать, что то, что ты делаешь — нужно хотя бы определенному количеству людей. Я не Дима Билан, чтобы на массы транслироваться. Но пусть какая-то определенная часть народонаселения будет любить то, что я делаю и этого будет вполне достаточно».

Петр Ловыгин не меняет учителей
«Где-то с 2006 года учителя остаются неизменными по той простой причине, что они пока для меня неисчерпаемы. То есть, когда уйдет из моей жизни Артюр Рембо, Хармс, Окуджава, БГ, Китано, Ким ки Дук — те, кто меня сформировал, или те, кто меня чему-то учили своими работами, пусть и не зная совершенно об этом, тогда будем искать кого-то еще. Но по большому счету, этот список достаточно долго не обновлялся».

Петр Ловыгин черпает вдохновение в музыке
«Причем она может быть совершенно разная. То есть не обязательно это должно быть супер-вдохновляющее произведение, это может быть рэп группы Каста, который я возьму и переделаю под себя, пере-трактую под себя, пойму по-своему и в последствие выдам уже как свой продукт».

Петр Ловыгин воспринимает свой блог в ЖЖ как искусство
«Да, я отношусь к нему как к искусству, потому что хочу, чтобы он всегда выглядел максимально красиво. Ты же не знаешь, в какой момент к тебе зайдет новый зритель, от которого может быть что-то повернется в твоей жизни. Поэтому он всегда должен быть на высоте: вчера, через два месяца, через год. Это такая своеобразная тренировка мозгов, тренировка себя. Вот за 9 лет, что я его веду, в нем есть стабильность, и по стилистике, и по красоте и по всем остальным моментам».

Петр Ловыгин снимает на обычную «мыльницу»
«Она не маленькая, но довольно допотопная. Я горжусь тем, что могу делать то, что делаю, на достаточно скромную технику. Многие, которые имеют технику за несколько сотен тысяч рублей, не могут такого. Вот такое творческое кредо: не техника определяет уровень фотографии и итоговое ее значение. Многие другие компоненты: прежде всего идея, свет, цвет. Если меня устраивают световые и цветовые характеристики, которые может дать моя камера. Если она уже на момент кадра приближается к определенной степени живописности, которой я хочу достичь в фотографии, то значит, меня эта камера устраивает».

Петр Ловыгин делает только цифровые фотографии
«Мне важно, чтобы я вернулся со съемки и точно знал, что у меня есть какой-то результат, чтобы была гарантия. Пленка — это все-таки риск. Засветится еще где-нибудь, не дай бог! Ну его на фиг! Пусть лучше фотографии будут стоить дешевле в итоговом, в конечном смысле, но пусть это будет проверенный процесс, которому я могу доверять».

Петр Ловыгин не любит процесс съемки

«Если бы кто-то это мог сделать за меня, то есть кто-то мог бы взять мои глаза, мои мозги, мои руки и сходить заснять это все без меня, а потом мне все принести, и я уже потом буду над этим работать, додумывать и приводить в нужное мне состояние, я бы согласился. Но к сожалению, глаза у каждого автора — штука такая индивидуальная и увы, каждый этим должен заниматься самостоятельно.

Я люблю там, где работает мозг. Когда ты на съемках, конечно, мозг тоже включается, но там все сопровождается потерей массы нервов. Ты зависишь от массы факторов. Когда ты один на один с монитором, ты уже более или менее предоставлен сам себе и все зависит исключительно от тебя самого. От твоей виртуозности, мастерства и всего, что ты сможешь сделать дальше. Начиная с этого момента мне гораздо приятнее работать».

Петр Ловыгин учит тому, как занять место в истории
«Я хочу, чтобы люди, которые приходят на мой мастер-класс, прекратили снимать свадьбы, портфолио, аватарки для контакта, чтобы это был некий «волшебный пендель». Не надо подражать мне, я показываю собственный пример как один из путей. На него вставать не надо, эта ниша за мною занята. Я хочу, чтобы эти люди по прошествии 4-5 часов моего монолога, вышли и захотели делать что-то свое. Потому что этих свадеб, каких-то love-story уже столько!..

Да, я понимаю, что это приносит деньги, это какой-то гарантированный доход, но место в истории искусства ты этим не займешь. А что касается места в истории, вообще следа в истории, то я думаю, что единственный шанс — это выходить за рамки, вот эта непохожесть на то, что вокруг, на то, что делают остальные. По крайней мере стараться делать непохожее. Да, тебя изначально могут не принимать, тебя изначально могут критиковать, важно пережить этот момент, и если есть у тебя к этому способность, и если есть силы к продолжению, то все будет хорошо».

Петр Ловыгин может и не фотограф вовсе
«Может, этот Петр Ловыгин, он и не фотограф вовсе? Пойти, как обычно в противовес всем, в разрез с общим мнением, без всяких этих фокусников, Акопянов, астрологов, иллюзионистов, что вы там еще перечисляли? Я вот не могу сказать, что в том, что я делаю, есть какой-то эпатаж. Я на самом деле очень скромный человек, которому может и интересно что-то производить, не похожее на других, но пользоваться этим я абсолютно не умею. Когда начинается повышенное внимание ко мне, именно вживую, я теряюсь, не знаю, что с этим делать. Например, я одеваюсь так, как мне удобно, но иногда людям кажется, что это немножко переходит определенные границы, хотя мне так совершенно не кажется. И когда люди начинают пристально смотреть на тот или иной атрибут в моем внешнем виде, мне становится немножко не по себе. Потому что я-то не вижу в этом ничего такого.

Я считаю, что у меня очень скромное искусство, не сильно лезущее из кожи вон, чтобы его как-то заметили, все достаточно спокойно».