Цветок-душа московского нонконформизма | Kolomna-Art

Цветок-душа московского нонконформизма

Владимир Яковлев. Два белых цветка. 1973

В Москве в Мультимедиа арт музее открылась выставка работ Владимира Яковлева, одного из самых ярких художников другого искусства. Чтобы представить себе его творчество, следует вспомнить следующий факт. В Третьяковской галерее хранится картина Виктора Пивоварова «Тело московского неофициального искусства 60-70-х годов», на которой каждому органу присвоены имена известных художников. Например, Кабаков — правое полушарие мозга, Пригов — левое, а вот Яковлев на месте души.

Время культуры на радио «Благо» — 102,3 FM
102,3 FM

Выставка «Бывает сон как зренье…» приурочена к 80-летию со дня рождения художника. По этому случаю на первом этаже МАММ собрано около 80 живописных и графических его работ почти за весь период творчества, с конца 50-х и по 90-е годы. Для тех, кто впервые придет на встречу с творчеством Яковлева, подготовлены биографические материалы в начале экспозиции и документальная часть с фотопортретами и цитатами художника.

Для искушенных зрителей организаторы приготовили неожиданный поворот сюжета. Среди картин с кошкой (одна из самых известных тем в творчестве Яковлева) можно найти и графическую работу Пабло Пикассо «Кошка, пожирающая петуха» из собрания парижского музея. Увидев подобную картину известного испанца в Пушкинском на легендарной выставке в 1956 году, Владимир Яковлев был поражен настолько сильно, что эта тема закрепилась в его творчестве навсегда. С тех пор в знак восхищения Пикассо он создал еще много «кошек», некоторые из которых можно увидеть и на выставке.

Наряду с картинами Яковлева в экспозицию включены и работы его деда Михаила, знаменитого русского импрессиониста, представленного в коллекции Третьяковской галереи. В качестве доказательства того, что свой творческий путь Владимир Яковлев начинал с работы фотографа и ретушера в издательстве «Искусство» в экспозицию вошли фотокамера и штатив, сохраненные сестрой художника.

Большой интерес представляет и документальная часть экспозиции — в фильме Ольги Свибловой «Черный квадрат» интервью с Владимиром Яковлевым, в фотографической серии Александра Забрина и Игоря Пальмина многочисленные портреты и цитаты автора. В этой части выставки максимально полно раскрывается трагизм судьбы художника. Все съемки и записи сделаны в психоневрологическом диспансере, в котором Яковлев провел свои последние 14 лет, к концу жизни практически потеряв зрение.

Несмотря на душевный и физический недуг, художник не оставлял свое творчество и продолжал писать. К нему в клинику постоянно приходили посетители: искусствоведы, коллекционеры, художники. Однажды друзьям даже удалось вызволить его ненадолго оттуда и поселить в пансионате в районе Истры. Яковлев попросил привезти ему кисти, бумагу, краски, фломастеры. Художник увлечено работал, делая каждый день по нескольку десятков работ, а потом сжег почти все. Уцелевший тогда «Автопортрет с матерью и домом» можно увидеть на выставке.

По словам известного искусствоведа Виталия Пацюкова, который хорошо знал художника (под одной из фотографий на выставке стоит цитата Яковлева «Пацюков — большой человек»), творчество Владимира Яковлева сложно разделить на периоды, потому что это изначально был «человек удивительной целостности».

«Нам хотелось сделать выставку такой же тонкой и сложной, каким был сам Владимир Яковлев. То есть, хотелось показать одновременно трагичность этого искусства и его невероятную легкость», — рассказала на открытии один из кураторов выставки Анна Зайцева. По ее словам, картины намерено не расположены в хронологическом порядке. Напротив, организаторы старались отыскать определенные рифмы (композиционные, визуальные, цветовые) между ранними и поздними вещами в творчестве Яковлева, чтобы представить даже знакомые всем работы в новом свете. «Вы можете увидеть, как приемы вот этого живописного мазка из его самых ранних пуантельных абстракций потом повторяются в более поздних, уже фигуративных работах. Вы узнаете то же самое движение руки. Вы иначе начнете смотреть на эти работы», — отметила Анна Зайцева.

Известные цветы Яковлева, о которых обычно вспоминаю все, кто когда ли бы слышал об этом художнике, каждому зрителю раскрываются по-своему. Например, соучредитель фонда Владимира Яковлева Леонид Огарев считает, что «эти цветы не совсем про цветы или не только про цветы». Искусствоведы иногда называют цветы автопортретами Яковлева. По мнению же Пацюкова, образ цветка в работе художника это образ идеального состояния, и одновременно это око, которое нас рассматривает. «То есть, тот тип искусства, которое смотрит на нас. Не мы на него смотрим, а оно нас разглядывает», — поделился искусствовед.

Московский коллекционер Михаил Алшибая признался, что считает Яковлева одним из своих самых любимых художников. У него в частном собрании хранится около сотни работ автора. Но в разговоре с корреспондентом ИК коллекционер особенно выделил один «цветок»: «У меня есть удивительный холст. Это большая редкость для Володи. Самое начало, когда он только-только пробовал писать маслом. Такой одинокий цветок в безбрежном пространстве жизни, умирающий цветок, все равно обреченный умереть».

В борьбе со смертью (Яковлев родился накануне войны и всю жизнь испытывал проблемы со здоровьем) художник испробовал массу способов: фотография как попытка остановить жизнь, занятия боксом как желание укрепить здоровье и приобрести силу, искусство, которое в итоге и даровало ему бессмертие. Из воспоминаний поэта Геннадия Айги (название выставки строчка из его стиха) до нас дошла цитата художника: «искусство — средство преодоления смерти».

По словам Виталия Пацюкова, Владимир Яковлев был, конечно, человеком страдающим, но страдание его вело к просветлению. И, наверное, поэтому фраза художника из документального фильма: «Может быть кто-нибудь заберет меня отсюда» звучит без упрека и ненависти, а с мольбой и смирением.

Выставка продлится до 28 января по адресу: Москва, Остроженка, 16, МАММ.