«Форма и радость» Павла Кузнецова | Kolomna-Art

«Форма и радость» Павла Кузнецова

© Третьяковская галерея Павел Кузнецов "Капуста", 1932 г.

В Третьяковской галереи в Москве открылась выставка лидера второй волны русского живописного символизма и основателя художественного объединения «Голубая роза» — Павла Кузнецова (1878-1968). По мнению экспертов, он был одним из тех художников прошлого столетия, чье творчество наполнено ясной и чистой гармонией. Как писал о нем искусствовед Абрам Эфрос, «в плеяде изумительных, он был самым изумительным». Однако последняя крупная персональная выставка Павла Кузнецова в Москве состоялась еще в 1978 году. Спустя почти 40 лет Третьяковская галерея решила исправить несправедливость и подготовила масштабную экспозицию работ живописца, которую назвали «Сны наяву».
 
Радио «Благо» — 102,3 FM
102,3 FM

Выставку открывают произведения раннего этапа творчества художника периода «Голубой розы». Главными мотивами живописи Кузнецова в тот момент были — фонтан и рождение. По свидетельству Эфроса, художник даже работал в родильном приюте на Сретенке, писал едва родившихся младенцев. И позже рассказывал, что нет на свете ничего красивее беременной женщины. По утверждению искусствоведов, источники «кузнецовского» стиля лежат в традиции символистской живописи В.Э. Борисова-Мусатова, с которым будущий художник познакомился в Саратовском обществе любителей изящных искусств еще в юности. Абрам Эфрос писал, что фонтаны Павла Кузнецова бьют водой, проведенной из «мусатовского» «Водоема». Другим очевидным источником творчества живописца стали гобелены, большая коллекция которых хранится в Саратове, на родине художника. Эстетика гобелена в творчестве Павла Кузнецова имеет вполне ощутимый, визуально распознаваемый художественный след — это стебельчатые мазки и раздельные штрихи мастера. Эффект сплетенного, а не нарисованного покрова особенно хорошо заметен в акварельных работах Павла Кузнецова. Этот прием стежка останется и в более поздних произведениях живописца.

В экспозиции Третьяковской галереи следом за периодом «Голубой розы» показаны самые известные произведения Павла Кузнецова — это его работы степного цикла, с которыми мастер вошел в мировую историю искусства. Когда художник впервые в 1911 году представил на выставке «Мира искусства» эти картины — публика единогласно признала их новым дыханием в творчестве живописца. Как писал литературный критик Виктор Иванов: «Восток Павла Кузнецова — задумчиво-грустный, нежный и бледный, весь как бы в весеннем утреннем тумане, в жемчужно-сероватой мгле, заволакивающей всё мистически призрачной дымкой…». На выставке «Сон наяву» можно познакомиться с ключевыми работами данного периода, такими как: «Спящая в кошаре», «Дождь с степи», «Мираж в степи», «В степи» и другими.

Во всех залах живописные работы Кузнецова соседствуют с графическими листами, образуя гармоничный ансамбль. В зале «периода степей и верблюдов» показаны рисунки, созданные в поездках по киргизским степям, восемь из них выполнены тушью и наиболее тонко передают гармонический мир кочевников. Кузнецов-график также создавал журнальные рисунки и книжные иллюстрации, использовал технику акварели, карандашного рисунка, литографии.

На следующем этапе творчества, в 20-30е годы прошлого века, героями картин Павла Кузнецова стали садоводы, колхозники, спортсмены, строители. Но даже в работе над новыми темами живописец продолжал использовать однажды выбранные форму и цвет. В 1929 году доктор искусствоведения Анатолий Бакушинский написал о нем: «При всей сложности его художественной формы, при несомненном и высоком мастерстве техники, в основе мироощущения Кузнецова лежит нечто простое и непосредственное, примитивное в лучшем смысле. Кузнецов не умом, а всем своим существом, взволнованно, по-детски пытливо приникает к тайне мира и жизни. Но для него это не мрачная трагическая бездна, а безмерная, прозрачная и спокойная, под всеми внешними вихрями и волнениями бесконечность».

По словам директора Третьяковской галереи Зельфиры Трегуловой, именно на этом периоде сделали акцент кураторы выставки, научные сотрудники музея Татьяна Левина и Галина Цедрик. Предвоенные десятилетия в творчестве Павла Кузнецова почти неизвестны публике, знакомой с классическими «степными» и «голуборозовскими» произведениями живописца. Тогда как особый интерес вызывает то, каким образом художнику удалось сохранить себя и свое творчество в тяжелейшие годы сталинских репрессий. Один из вариантов ответа на этот вопрос кураторы экспозиции поместили в экспликации: «Благодаря постоянному присутствию невещественного, «горнего», благодаря «просквоженности» далеким, глубоким, «иным», живопись Павла Кузнецова оказалась маловосприимчивой к той порче, которой в большей или меньшей степени было поражено приверженное материи искусство многих его современников в 1930–1950-х годах».

Как рассказали кураторы, организаторы стремились показать подлинный масштаб дарования Павла Кузнецова и дать возможность почувствовать непреходящую гармонию его творений. Отдельные работы в экспозиции зрители увидят впервые. Все они были подвергнуты довольно сложной реставрации, так как Павел Кузнецов стремился совместить техники станковой и фресковой живописи, и проявил большую изобретательность в создании своих картин.

«Павел Кузнецов — живописец пространства», — заявила на открытии выставки Татьяна Левина. Она обратила внимание забравшихся на тот «голубой раствор», в который «погружен земной простор» в работах художника. В интервью нашему корреспонденту другой куратор выставки Галина Цедрик добавила: «Он нашел прекрасную форму искусства «искусство покоится на форме и радости». И вот желание найти форму для радости в тех обстоятельствах, когда это все-таки было не так-то просто, вот это удивляет в нем».

При знакомстве с выставкой «Сны наяву»  особенно поражает постоянство творческого почерка и напряженности на протяжении многих десятилетий художественной активности Кузнецова. Еще в 1979 году советский искусствовед Михаил Алпатов писал: «Удивление, восхищение, восторг — вот что на протяжении 60 лет творчества не остывало в груди художника, вот что раскрывает перед его холстами наши сердца».

Выставка Павла Кузнецова продолжит свою работу до 13 декабря в Инженерном корпусе Третьяковской галереи: Лаврушинский переулок, 12. Фотографии предоставлены отделом по связям с общественностью Государственной Третьяковской галереи.